Антикварныекниги.рф. Покупка и продажа редких книг. Эксклюзивные подарочне издания.

"История Пугачевского бунта", А.С. Пушкин. Ч.1-2. СПб.: В Тип. II Отд. Собств. Е. И. В. Канцелярии, 1834 год.

Прижизненное издание А.С.Пушкина в исключительной красоты кожаном владельческом переплете с тиснением. Золотые обрезы! Две части. Полный набор иллюстраций, фронтиспис: гравированный портрет Е.Пугачева, что бывает очень редко. Т.1: 168 стр. + 110 стр. примечаний, т.2: 336 стр. В изящном цельнокожаном переплете середины XIX века. Увеличенный формат: 26x17.5см.

Прижизненное издание А.С.Пушкина! Первое издание "Истории Пугачевского бунта"! Большая редкость, как и любое прижизненное произведение А.С.Пушкина! Коллекционный экземпляр.

«История Пугачёва» («История Пугачёвского бунта») — историческое сочинение А. С. Пушкина о событиях крестьянской войны 1773—1775 годов под предводительством Емельяна Пугачёва.

«История пугачевского бунта» - великий политический и творческий подвиг поэта. К созданию этого монументального произведения Пушкин шел сложным и трудным путем. Получив в конце 1831 года доступ в государственные архивы для работы над историей Петра I (именно для этой «благой цели» и было дано разрешение), Пушкин пускает слух о якобы возникшем у него намерении написать историю полководца А.В. Суворова, принимавшего участие в подавлении пугачевщины.

Это обмануло не только современников Пушкина, но и многих позднейших исследователей его творчества, долгие годы поддерживавших легенду о «случайности» обращения поэта к истории Пугачевского бунта.

Не сразу и далеко не полностью Пушкину были предоставлены документы по делу Пугачева, не сразу образ «мужицкого царя» лег в основу его нового исторического труда.

Надо было иметь огромное мужество, чтобы в эпоху Николая I, когда волнения среди крестьян не только не утихали, а наоборот, стали столь частым явлением, что в обществе поговаривали о «второй пугачевщине», выступить с книгой, посвященной крестьянской войне при Екатерине II, событию для тех дней совсем недавнего прошлого.

Соблюдая все внешние цензурные предосторожности, Пушкин совершенно гениально, иногда только путем подбора цитат из показаний очевидцев или людей, близких по времени к событиям, а также официальных документов, в виде манифестов и указов, добытых из архивов, сумел развернуть подлинную картину, а главное, показать подлинные масштабы «пугачевщины».

При этом, «образ Пугачева дан Пушкиным без тени какой бы то ни было фальшивой идеализации, во всей его суровой, больше того — жестокой реальности».

Вместе с тем Пушкин изображает Пугачева с явным сочувствием, отнюдь не как «злодея и изверга», а как выразителя народных чаяний, вождя угнетенных масс, отличающегося вольным и мятежным духом, героическим хладнокровием и удалью.

Одновременно Пушкин осуждает и высмеивает претензию Пугачева выдать себя за царя Петра III. Так, искусно и осторожно поворачивая своего героя то светлой, то теневой сторонами, Пушкин проводит смелую мысль о том, что «не Пугачев важен, важно общее негодование», породившее пугачевщину. Негодование народа против угнетения, столь грозно выраженное при Екатерине II, не уменьшилось и при Николае I.

Эта идея заложена и в «Истории пугачевского бунта», и в романе «Капитанская дочка», которые он писал почти одновременно. Роман этот — одно из самых значительных творений Пушкина.

Не довольствуясь одними официальными документами., добытыми в архивах, Пушкин искал материалы для обоих произведений в беседах с И. А. Крыловым, И. И. Дмитриевым и другими людьми, более или менее близкими по возрасту к событиям. Кроме того, поэт предпринял длительную поездку по местам, в которых эти события протекали.

В сопровождении В.И. Даля Пушкин объехал и осмотрел всю оренбургскую линию крепостей, неутомимо собирая рассказы и предания о Пугачеве. Работа Пушкина — образец писательской добросовестности.

Среди многих источников, привлеченных Пушкиным для создания своей «Истории пугачевского бунта», нельзя не отметить книгу Александра Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву».

Известно, что эта запретная и редчайшая книга имелась в библиотеке Пушкина в первом издании 1790 года. Экземпляр этот сохранился. Он в красном сафьяновом переплете, с пометами, принадлежащими, как говорят, самой Екатерине II. На книге собственноручная надпись Пушкина: «Экземпляр, бывший в Тайной канцелярии, заплачено двести рублей. А. Пушкин».

Отнюдь не сравнивая точки зрения Радищева и Пушкина, во многом весьма различные, надо сказать, что в «Истории пугачевского бунта» они достигли наибольшего сближения.

В октябре 1833 года Пушкин, на обратном пути из поездки по пугачевским местам, останавливается в Болдине, где пишет несколько новых произведений, но, главное, приводит в порядок рукопись «Истории пугачевщины», как: он первоначально хотел назвать свой труд, и который потом переименовал в «Историю Пугачева». Однако и этому названию, как мы увидим далее, не суждено было появиться на заглавном листе книги. Вернувшись в Петербург, поэт; представляя царю свою рукопись, писал Бенкендорфу (б декабря 1833 года):

«Я думал некогда написать исторический роман, относящийся ко времени Пугачева, но нашед множество материалов, я оставил вымысел и написал Историю Пугачевщины. Осмеливаюсь просить через ваше сиятельство дозволения представить оную на высочайшее рассмотрение. Не знаю, можно ли мне будет ее напечатать, но смею надеяться, что сей исторический отрывок будет любопытен: для его величества особенно в отношении тогдашних военных действий, доселе худо известных».

Так очень осторожно, называя свой труд всего-навсе го-«историческим отрывком», Пушкин подал «Историю Пугачева» царю, не питая особых надежд на ее разрешение. Однако ни Николай I, ни его приближенные не поняли скрытого смысла нового труда Пушкина. Их обманула нарочитая сухость изложения, ученый тон беспристрастного историка, которыми Пушкин мастерски прикрыл истинную сущность истории пугачевщины. Царя, видимо, устраивало, что приводимые Пушкиным официальные документы, а они-то только и занимали его внимание, подтверждают якобы, что пугачевщина была чисто местным явлением, бунтом, отнюдь не носившим характера какого-то «народного волнения», «крестьянской революции», как об этом писали за границей.

Сделав несколько не очень существенных замечаний в рукописи, царь позаботился в первую очередь изменить название: вместо «Истории Пугачева» он начертал «История пугачевского бунта».

По-видимому, Николай I вообще придавал немалое значение именно названиям. Известно, что оперу Глинки «Иван Сусанин» он «изволил собственноручно» перекрестить в «Жизнь за царя».

Во всем остальном Николай I пошел навстречу Пушкину и далее выдал ему беспроцентную ссуду в 20000 рублей на печатание «Истории пугачевского бунта».

Очевидно, царь еще не терял надежды, что Пушкин в будущем станет его собственным историографом. Ни царь, ни Бенкендорф не обратили внимания на то, что будущий «историограф» Пушкин начал свои труды с истории «разбойника» Пугачева.

Не смутило царя и то обстоятельство, что автор «Истории пугачевского бунта» просил разрешения напечатать свой труд в той же типографии, в таком же формате и на такой же бумаге, как печаталось «Полное собрание законов Российской империи», полный экземпляр которого совсем недавно «его величество изволило» (в феврале 1832 года) передать в дар поэту.

Подарок с материальной точки зрения был довольно ценным, но имел явно символическое значение, оскорбительно напоминая Пушкину о законах империи, нарушать которые именно ему не рекомендовалось.

Проглотив обиду, Пушкин выждал время и своеобразно дополнил «Полное собрание законов Российской империи» своими двумя томами «Истории Пугачева», напоминающими, что крестьянское восстание, руководимое «вором и разбойником» из народа, потрясло империю.

Далеко не все остались в блаженном неведении относительно сущности этого исторического труда Пушкина. Поэт сам записывает у себя в «Дневнике»: «Уваров [министр народного просвещения] большой подлец. Он кричит о моей книге как о возмутительном сочинении».

Уваров, конечно, был подлецом — это вне сомнения. Но что он был умнее Николая I и со своей крепостнической позиции сумел разглядеть подлинную тенденцию «Истории пугачевского бунта» — тоже вне всякого сомнения. Счастье Пушкина, что Николай I считал себя непререкаемым авторитетом во всех вопросах и руководствовался только собственным мнением, ни чьим больше.

Остается добавить, что огромное количество материалов, собранных Пушкиным по делу Пугачева, далеко не полностью вошло в напечатанные в 1834 году два тома «Истории». Кое-что сверх этого Пушкин представил царю в рукописи «для личного сведения его величества».
Цена: 3500000 руб.
Купить книгу
Каталог: «Коллекционные книги» (Москва)

Антикварныекниги.рф: История Пугачевского бунта. А.С. Пушкин.

Купить книгу


"История Пугачевского бунта", А.С. Пушкин, Ч.1-2. СПб.: В Тип. II Отд. Собств. Е. И. В. Канцелярии, 1834 год



© 2001-2016 "АНТИКВАРНЫЕ КНИГИ"
Рейтинг@Mail.ru